Мирные люди пропавшие без вести на Донбассе
По вопросам медицинской и гуманитарной помощи +380 99 668 7280
Психологическая помощь +380 95 016 2622
По общим вопросам +380 50 657 2089
e-mail: p.o.bluebird@gmail.com

Безымянная могила воина вдали от фронта

0
Безымянная могила воина вдали от фронта

Эта история звучит настолько дико, что в нее сложно поверить. Полиция в Кременчуге нашла умершего воина АТО, который находился на действительной службе. При военном был паспорт, удостоверение УБД и много других документов на его имя. Но о его смерти не сообщили ни родным, ни командованию. Вместо этого воина-добровольца закопали на кладбище в безымянной могиле.

Александр БЕЛОКОБЫЛЬСКИЙ, «РГ»

«Мамочка, у меня все хорошо»

На днях, 27 сентября Сергею Серебренникову исполнилось бы 29 лет. Он пошел служить по призыву в 2014. После срочной службы он подписал контракт и вместе со своей частью участвовал в антитеррористической операции на Донбассе. Последний раз мама слышала голос Сергея 10 августа – тогда он находился в Авдеевке.

– Разговор был «мамочка, у меня все хорошо, жив-здоров». Я его всегда спрашивала, где он, что у них происходит, – он подробностей никогда не рассказывал: «Не имею права говорить. Главное – я жив и здоров», – рассказывает Лариса Серебренникова.

Они созванивались с сыном каждый день. Чтобы Сергей не выходил на связь даже день-два, – такое было редко.

Телефон друга Сергея, через которого иногда удавалось связаться с сыном, если у того не было связи, вначале молчал. Затем друг-сослуживец сообщил, якобы Сергей выходил на связь последний раз ночью 14 августа из Славянска. Будто бы Серебренников с другими бойцами сопровождал технику из Клугино-Башкировки (село, подчиненное Чугуевскому горсовету Харьковской обл.) на полигон «Широкий Лан». Попытались найти других сослуживцев через соцсети, но никаких точных сведений выяснить не удалось.

А 28 августа Ларисе Николаевне позвонил человек, который представился заместителем командира взвода Сергея – В.П. Бовкуном, – и сообщил, что Серебренников не явился 26 августа в часть. И теперь в отношении него оформлено «СЗЧ» – «самовільне залишення частини».

А в это время в Кременчуге

Утром 14 августа на 102 поступил вызов: на пустыре неподалеку от ж/д вокзала было обнаружено тело мужчины. В рапорте наряда полиции об обнаружении трупа (есть в распоряжении «РГ») указан адрес «Першотравнева, 52» – это адрес вокзала, откуда был сделан вызов. На самом деле тело нашли в нескольких ста метрах – за путями. В протоколе осмотра трупа (документ также есть в распоряжении «РГ») указан адрес «пер. Г. Сковороды, 8».

При покойном обнаружены документы на имя Сергея Серебенникова. Как следует из постановления о признании вещевыми доказательствами (есть в распоряжении «РГ»), это были: паспорт гражданина Украины на имя Серебренникова Сергея Александровича, 1988 г.р., идентификационный код, удостоверение участника боевых действий, справки, извлечения из приказов, черновые записи, банковская карта «Укрсоцбанка», «которые были детально описаны и изъяты».

Личность покойного была установлена, судя по этому постановлению, которое подписал Сергей Котелевский, следователь следственного отделения из отделения полиции №1 Кременчуцкого отдела полиции ГУНП в Полтавской области. В паспорте, естественно, указано место регистрации, а из остальных документов известно, в какой части служил покойный.

Также в этом постановлении от 15 августа отмечается отсутствие признаков насильственной смерти. И – что по факту зарегистрировано уголовное производство.

Тело отправили в морг.

В это время родные пытались выяснить судьбу бойца.

Хождение по мукам

– После звонка из части, что Сергей не явился, я пошла 29 августа в полицию по месту его жительства, в г. Каменское (бывш. Днепродзержинск). Хотела написать заявление об исчезновении сына. Заявление у меня отказались принимать. Потому что по реестру досудебных расследований он значился умершим, – говорит Лариса Серебренникова.

Никаких подробностей матери не сообщили – сказали «не имеем права, это не наша область». В военной прокуратуре следователь заявление принял, но сказал, что рассматриваться оно будет не раньше, чем через месяц, рассказывает Лариса Серебренникова. Заявление, поданное 31 августа, будто бы переслали в военную прокуратуру Донецкой области. Но за месяц оно туда так и не дошло.

Мать воина неимоверными усилиями разыскивала телефоны командного состава, в том числе сумела найти мобильный командующего Оперативного командования «Юг» генерала Наева. После звонка ему Ларисе Серебренниковой перезвонили (дело было в первых числах сентября). Звонивший подтвердил, что воинскую часть Сергея передислоцировали и что в пути состав останавливался между Полтавой и Кременчугом. Также он сообщил, что Сергей Серебренников числится пропавшим еще с 10 августа.

Где и когда исчез Сергей? 26 августа? 14-го? 10-го? Жив он или нет? Как отыскать сына?

6 сентября Лариса Серебренникова снова идет в полицию, там выясняется, что теперь уже в Едином реестре досудебных расследований никакой информации о Серебренникове С.А. нет. Когда следователь позвонила в часть, она получила тот же ответ – «самовільно залишив частину».

Снова звонки – полиция Полтавской области, военная прокуратура, Министерство обороны… Боец исчез, «самовольно оставил часть» – и где он, почему исчез, получается, никому нет дела. А вдруг его убили? Вдруг похитили?

«Вы хотя бы извинились!..»

Выяснить, что документы пропавшего воина – в Кремечугском отделении полиции №1 удалось лишь 15 сентября, больше, чем через месяц после того, как тело солдата нашли со всеми возможными документами!

И разыскали дело не полицейские, не прокуратура, не военные, а волонтеры из организации «Блакитний птах» при содействии Центра поиска пропавших без вести и освобождения пленных, который работает на базе СБУ.

– Если бы не волонтеры, я бы, наверное, никогда не нашла его… – говорит Лариса Серебренникова.

Маме отдали документы Сергея, банковскую карту, сим-карту (телефона почему-то не оказалось среди вещдоков). Военного билета среди документов не было.

– Военный билет мне передал какой-то Юра – вчера заехал (27 сентября. – «РГ»). Сказали, что билет был в части, у него в вещмешке, – там остались какие-то вещи. Ну как это: военный билет – в вещмешке?! – восклицает мама Сергея.

В паспорте, кроме места регистрации, указано, что у Сергея есть жена (они жили раздельно, но штампа о разводе нет), что у человека есть ребенок. Чисто по-человечески: неужели ничто не шелохнулось у «нового полицейского», у следователя Сергея Котелевского в груди? – Не проклюнулась мысль, что кто-то любит, ждет, волнуется, ищет?

– «Как вы могли похоронить его как «неизвестного», если при нем такие документы?» – Они молчат, – описывает разговор с полицейскими Лариса Серебренникова. – Я «киевстаровскую» карточку Сергея вставила в свой телефон – показываю им: тут написано «Мамуля», тут написано «Папа», тут написано «Бабушка»… Вы хотя бы извинились передо мной!

Как потеряли имя

Сергея Серебренникова, который с 2014 года воевал на Донбассе за целостность нашей страны, похоронили в безымянной могиле. «Померлий чоловік 25-30 років» написано на месте захоронения.

Невозможно понять, как так случилось. Ларисе Серебренниковой объяснили, что тело ее сына вначале направили в морг вместе с документами, затем документы вернули в полицию. И на момент оформления врачебного свидетельства о смерти покойный проходил как «неизвестный».

Судмедэксперт выписал врачебное свидетельство о смерти (есть в распоряжении «РГ») лишь 21 августа, через неделю после того, как умершего воина АТО нашли. О том, что речь в документе идет о Сергее Серебренникове, можно судить по указанному месту смерти – «в районе дома №8 по ул. Г.Сковороды». В колонтитуле – фамилия следователя, «Котелевский», а также вполне читаемая (хоть и сделанная, похоже, карандашом) надпись «Серебренников».

Если исследования судмедэксперт проводил тогда же, через неделю после обнаружения тела, можно догадаться, с какими трудностями ему пришлось столкнуться в установлении причины смерти. Дело в том, что уже наряд полиции, который выезжал 14 августа по звонку на 102, отмечал в рапорте: «Тело начало разлагаться». В те дни в Кременчуге стояла жара выше 30 градусов.

В заключении судмедэксперта указано, что смерть наступила от «острой сердечно-сосудистой недостаточности». То есть – ненасильственная. Дата смерти указана приблизительная – 10 августа 2017. Следователь Котелевский нашел свидетеля, который видел Сергея Серебренникова в Кременчуге живым после обеда 11 августа (протокол есть в распоряжении «РГ»), но ошибку судмедэксперта можно понять – стояла, напомним, жара.

Похоронили Сергея 24 августа, спустя 10 дней после того, как тело обнаружили.

Полиция комментирует скупо

В Кременчугском отделе полиции подтвердили, что по факту обнаружения трупа было открыто производство 14 августа, а 31 августа оно закрыто.

– Кто и из каких подразделений должен был сообщить, что человек умер и находится в морге, – на сегодня не могу вам сказать. Сейчас оценку действиям правоохранительных органов Кременчуга будет давать наша местная кременчугская прокуратура. Она затребовала уголовное производство на проверку, и она (прокуратура) будет давать юридическую оценку нарушениям следователя или оперативного работника. Поэтому дать широких комментариев я не могу, – сообщила «РГ» пресс-офицер Кременчугского отделения полиции Анна Власенко.

Она добавила, что «в инструкциях нет такого, чтобы ставить в известность родителей». Кроме того, по ее мнению, у следователя не было на тот момент данных родителей Сергея Серебренникова.

Хотя, как мы знаем, сведениями о прописке (точнее, регистрации) воина были известны из паспортных данных. Также следователь Котелевский располагал сим-картой покойного с контактами родных. Даже если там был сложный пин-код, проблему можно было решить, обратившись к оператору.

Почему умерший оказался безымянным на момент судебно-медицинской экспертизы и после, при захоронении, – этого пресс-офицер объяснить не смогла, сославшись на то, что не знакома детально с материалами дела.

В то же время в прокуратуре Полтавской области «РГ» рассказали, что проверку законности действий следователя в целом – не проводят.

– Есть заявление от родных покойного. В своем заявлении они просили отменить постановление следователя полиции о закрытии уголовного производства, – говорит пресс-секретарь областной прокуратуры Людмила Иващук. – Кременчугская прокуратура проверила законность принятого следователем решения и отменила постановление о закрытии производства. Это даст возможность родителям провести ДНК-экспертизу и убедиться, действительно ли это похоронен их сын. Ответ будет отправлен родителям – сроки с нашей стороны не нарушены.

Вопросы – и к полиции, и армии

«Котелевский С.А. на вопрос почему он не сообщил родных о смерти их ребенка, ответил, что не считал это необходимым из-за отсутствия инструкций, что говорит об отсутствии у следователя не только элементарных знаний уголовно-процессуального законодательства Украины, но и отсутствии вообще каких-либо моральных качеств и ценностей, присущих гражданину и человеку», – писала адвокат Оксана Рыбина из организации «Блакитний птах», которая защищает интересы семьи Серебренниковых, в жалобе в Генеральную прокуратуру.

На сегодня все выглядит так, что следователь никакой ответственности не понесет. Постановление о закрытии производства отменили – и всё.

Между тем эта история ставит ряд вопросов, на которые ответов нет.

Это, с одной стороны, вопросы о качестве работы органов МВД, об уровне подготовки кадров и о «человеческом лице» полиции после реформы.

И, с другой, – вопросы о ситуации в армии. Военнослужащий-контрактник исчезает в процессе передислокации части. Он не в увольнении, не в отпуске, – но исчез. Его никто не хватился, не объявил в розыск, его фото не разосланы вдоль маршрута движения части. Военная служба правопорядка, полиция не получили от командования информации о пропавшем бойце, который, возможно, попал в беду и нуждается в помощи. И лишь через 16 дней отсутствия сообщают родным, что солдат «самовольно оставил часть»!

Как правильно закончить? Античным тезисом «Человек есть мера всех вещей»? Чем-нибудь современным – про европейские ценности и гуманизм? Или про патриотизм и отношение к воинам в стране, где четвертый год идет война?

Но у меня нет слов. Просто нет слов. Подобное не должно повториться.

Поделиться:

Comments are closed.